Главная   >   Снаряжение для альпинизма   >   Эволюция туристического и альпинистского снаряжения с конца 70-ых годов и до нашего времени не от Чарльза Дарвина, а от Владимира Маркова. Часть 8

Эволюция туристического и альпинистского снаряжения с конца 70-ых годов и до нашего времени не от Чарльза Дарвина, а от Владимира Маркова. Часть 8
Подготовка - Снаряжение для альпинизма

эволюция туристического и альпинистского снаряжения с конца 70-ых годов и до нашего времени не от чарльза дарвина, а от владимира маркова. часть 8

Палатки альпинистские, туристические. Просто «Атас», а не тема. Когда речь заходит о таком виде снаряжения, не знаешь с чего начать. То есть? Если начать с альпинизма, а это 80-ые годы. То это все равно, что ни чего не сказать. Так как, были еще 70-ые годы. Был еще туризм. А, у меня он был бурный. Так как начал я его стихийно в 8-10 классе.

Потом работал на турбазе Тихий Океан, но это уже в 80-ых годах. В начале трудовой деятельности два месяца простым инструктором, а потом руководил спасательным отрядом (КСО). Сразу Вам говорю: «Я работал инструктором на турбазе, а не «государственным мужем». Тетки меня не понимали, когда приезжали на турбазу. Все были инструктора, как инструктора, а я как не от мира сего. Готовил их в поход в тайгу к комарам. Представляете, какой шок у них был на лице?»

Но, тут же я отмечу другой парадокс в моей работе. Если, все таки, я группу набирал в поход, то большинство в этой группе были эти тетки и два или три мужичка. Которые, с похмелья, не поняли куда попали. А когда поняли, было уже поздно. Автобус удалялся от ворот турбазы, выпрыгивать было поздно.

Слово «Палатка» для меня это все равно, что повседневное нижнее белье для женщины. Я и не знаю, были ли в моей жизни дни, когда эти гребаные палатки не попадали в поле моего зрения. Думаете, что я на них озлоблен? Да, нет! Так как другой жизни я не знал, сравнивать было не с чем. То, думаю, я самый счастливый старичок на свете. Потому, что всю свою сознательную жизнь проспал в них. Повторяю в палатках, а не в Палате. А то сейчас начнете писать: «Я тебя понимаю, я тоже с больницы не вылезал».

Начнем все по порядку.

В молодости был истинным Ленинцем и знаю, что Владимир Ильич в «Разливе» сезон прожил в шалаше. Всю жизнь хотел повторить его подвиг. Что-то помешало. Далеко я от этих мест.

У нас в Приморье есть священное место в районе Богатой гривы. Остановка «Спутник». Сергей Лазо в этих местах партизанил. Конечно, от землянки не чего не осталось. Только сделали железобетонный каркас этой землянки. Когда был молодой, нас на экскурсию туда водили. Мы относились к этим вещам серьезно.

1969 год. В девятом классе я попадаю летом на турбазу «Владивостокская». Время было золотое. Сколько людей приезжало на турбазу, столько и уходило в поход. Инструктора были не «государственные мужья», а, именно, мужики, Инструктора. Летом их направляли в командировку на турбазу для серьезной работы в тайге с людьми.

Все было по взрослому. Люди боялись остаться на базе, так как в крови у нас было такое воспитание, если остался и не пошел в поход, значить неполноценный.

Я записался в большой поход и ушел с группой из 16 человек на границу «Супутинского заповедника». Сейчас его переименовали и назвали «Заповедник имени Комарова». Там работала тогда наука. Собирали всяких букашек. Именно там я первый раз в жизни увидел коллекцию наших таежных жуков. Столкнулся сам с этим исполином, то есть жуком «Оленем». Десять сантиметров. Точно вам говорю, сам поймал. Да не в холке, а в длину. Достали вы меня уже. Мама Мия! Кому пишу?

Все, возвращаемся к основной теме. На самой турбазе мы жили в больших палатках. Не солдатских. Хотя в них стояли четыре кровати. Наша промышленность выпускала их, именно, для туристских и альпинистских целей. Когда палатка начинала течь, на нее надевали такую же, только по новее. Не помню, что бы в те времена был армированный полиэтилен.

Альпинистские базы и лагеря были обеспечены такими палатками. Я их застал в 1984 году в АУСБ «Варзоб». Помню, как над тобой по палатке паук Фаланга бегает. Мух ловит. А ты думаешь: «Упадет на тебя или промахнется». Фаланги шустрые там. Мне эти палатки нравились. Пожил я в них достаточно в Приморье, на Кавказе, на Памире.

Вернемся на «Владивостокскую» турбазу.

В самом походе мы спали в маленьких брезентовых палатках. Материал - первый Gore-Tex, советского производства. Дышала на сто процентов. При дожде не в коем случае нельзя было дотрагиваться до крыши в палатке, с внутренней стороны пальцем. Интересно было смотреть, когда какой-то чудак на букву «М» касался брезента над своей головой. Материал в этом месте насыщался жидкостью. Лох был обречен.

Это пол беды. Мы тогда, вообще, не имели понятие, что такое москитная сетка? В железную банку набирали травы. У костра все поджигали. Ставили банку во внутрь палатки перед тем, как нужно было ложиться спать. Дымовая завеса выкуривала всю живность. Был, какой то, задел спокойной ночи. Но, что бы мы возвращались с тайги не покусанные с головы до ног, не помню такого случая.

Зато хорошо помню запах сырого или прелого брезента. При всем при этом палатка вела себя по божески. Я на них не в обиде. Интересно было в дождь зажигать в нутрии палатки в спецальной подставке свечку и закрывать палатку. Сразу становилось немного теплее и суше. А может это был, только, кажущийся эффект. Но он был и помогал нам в сырую, прохладную погоду.

В это время я смотрел фильмы, где показывали альпинистские группы. В этих группах я увидел первую палатку «Памирку». Думаю, она была тоже с брезента. О каком перкале в те года идет речь? Его тогда не было. Геологи пробивали тропы топорами и на лошадях забрасывали в верховье огромные брезентовые палатки. В этих «Базовых палатках» ели, спали, сушились, лечились. Только руководящий состав жил отдельно. По субординации не положено было ком составу жить в месте с шурфовиками.

Когда я стал заниматься спортивным туризмом, то этой геологической жизни насмотрелся. Что бы этим людям было очень плохо в геологических партиях, я такого не заметил. Больше Вам скажу. Они ждали таяния снега и первых ручьев, что бы свалить с этого шумного, суетливого города в тайгу. Я их понимаю! Всем это вкатывало. Люди постоянно уезжали «в поля». Если, кто-то, из туристов случайно попадал в их лагерь, хороший теплый ночлег и сытный ужин им был обеспечен.

Первая палатка «Памирка». Как о ней отзывались старички. «Палочки обычно не брали, ставили на связанные ледорубы. При возможности растягивали конёк палатки за крючья к стене и сидели в ней на полочке, свесив ноги». Коротко и ясно.

Время идет. Брезент надоедает. Индустрия разрабатывает новые материалы. Выпускают новое снаряжение. Придумали и выпустили первую перкалевую палатку «Памирку». «Основной тип палатки, используемой советскими альпинистами, — «Памирка». При хорошей вместимости (3—4 человека) и достаточных удобствах она весит около 3 кг. Скаты ее сделаны из однослойного прорезиненного перкаля, с алюминиевым покрытием, пол — из того же материала, только двухслойного. Торцовые и боковые стенки не прорезинены и обеспечивают необходимую вентиляцию. Палатка устанавливается на двух разборных дюралюминиевых стойках и имеет 8 растяжек».

Расскажу Вам о своей практике по работе с перкалевыми палатками, которую я прошел в начале 80-ых годов. Пошли большие спортивные туристические экспедиции на Камчатку, Тянь-Шань, Алтай. Мы были серьезные ребята. Нас знали. К нам относились с уважением.

Сижу я дома и не кого не трогаю. Звонок. В дверь входит незнакомец. Короткий разговор с этим человеком. На меня вышел, по наколке, этот парень и хочет предложить мне купить у него палатку «Серебрянку». Мы ребята таежные и слово «Памирка» звучало у нас, как-то, не правдоподобно. Действие проходит в начале 80-ых годов. Когда я развернул ее, то материал палатки еще была в тальке. Я о ней мечтал. Не до хорошего, за старой гонялся.

А тут! На тебе.

Добыча сама в руки идет. Конечно, отдал ему деньги. Конечно, не торговался. Продал он мне ее по Божески. У меня дома появилась настоящая «Памирка». С перкаля.

Он ушел. Я раздвинул все в комнате. А это все: стул, да стол. Поставил палатку, по правилам. Залез во внутрь. У палатки, еще, заводской запах перкаля был. Лег во внутрь. Лежу. Счастье переполняет все мои внутренности, до прямой кишки. О горах я еще только мечтал, но знакомые слова с песни возникли в моей голове:

А наши Памирки, стоят на Памире.

А мы еще выше, чем эти вершины.

В то время все играли в «попанинцев», я же был Абалаковым. На картинке видел этого альпиниста. Мужественное лицо. Такое же, как и у меня.

Две серьезных экспедиции пережила она в туризме. Первое испытание получила на Камчатке. Там было три палатки. Две из парашютной ткани и одна, как самая надежная моя. Восхождение на Ключевскую сопку в августе месяце. Сборная Владивостока. Девять человек. Я, как всегда, руководитель. Само восхождение было тяжелое. На конусе Ключевской одного участника ударила «горняшка». Спускались дольше, чем планировали. Пошел снег. Затем метель. Попали на обратном пути в полную ж……

Палатки искали долго. До темноты. Нашли. Все парашютные палатки были в нерабочей форме. Хоть отжимай. Совершенно сырые, а вернее лежали в луже. Одна «Памирка» вела себя, как подобает в горах классному снаряжению. Залезаем в нее все девять человек. Не оговорился.

Сидим в ней в штормовой ветер, снег, буран полтора дня. Не оговорился.

Полулежа. По очереди отдыхаем. Меняем положение рук, ног по очереди. Наконец, выглянуло солнце второго дня, под вечер. Не поверите. Три часа и мы все в форме. Как будто ни чего и не было.

Прошло много лет, а эту ночевку все девять человек и помнят. Еще Николаев Сергей вспоминает, как надышался на конусе вулкана какой то хренатенью. И все допытывался до нас, мол, у кого в рюкзаке тухлые яйца лежат. А так, все классно было.

Такие экспедиции, просто так, не проходят. Сейчас мы стараемся раз в год регулярно встречаться в поселке Тигровом. На фазенде у Андрюхи Трошева. Я не скажу, что это дружба людей. Друг у человека всегда один и на всю жизнь. Это просто, как на фронте. Атака одна, а помнишь ее до последнего своего вздоха. Встречаешься с участниками тех событий раз, за какой то период, и все, как твои родные. А когда сидишь за столом, обязательно вспомнишь того, кого нет среди нас. Это судьба.

И в этой судьбе участвует твой молчаливый друг – палатка «Памирка». Жалко, что не пьет. Налил бы до краев.

Двинемся дальше. Алтай. 80-ые годы. Восхождение на Белуху. Вся группа сидит и ждет нас не далеко от пупа Геблера. Тройка проходимцев, туристов: Марков Владимир, город Владивосток Голоюда Виктор, город Арсеньев Козлов Гена, город Партизанск.

Как, самые, опытные в пешеходном туризме, поднимаемся на Белуху. Сразу говорю Вам. Я понюхал пороха в альпинистском лагере и был «Значкистом», что давало право мне быть лидером среди этих ……. туристов.

Восхождение проходило в экстремальном режиме. Двигались через «Голубой балкон». Гена тащил огромную камеру и снимал фильм. Поэтому, на леднике, мы часто теряли его в трещине. Вытаскивали его от туда быстро. При этом отработали целый день с веревкой. После обеда забрались на перемычки между Белухами. Ставим мою «Памирку».

Холодно. Ветер. Гулять не думаем. Укрепив надежно палатку, залезаем во внутрь. «Шмель» зафырчал. В палатке стало намного уютнее. Открываем тубус палатки. Что бы дышать было легче. Бочок, где храниться «Шмель», становиться нашей кастрюлей. Это судьба бочка с рождения. Талая вода закипела. Разбавили картофельное пюре. Что вы думаете? Я жду, пока это месиво остынет.

Посуду не брали. Ели прямо с кастрюли. Генка набирает ложку картошки. Хлюп вовнутрь. Опять набирает. Хлюп во внутрь. Я то интеллигент. Жду, пока остынет.

Виктор Голоюда посмотрел небрежно на Генку и тоже - хлюп во внутрь. Полную ложку. Мне, конечно, оставили, что-то на дне. За что я им сердечно благодарен. Думаю! Как им отомстить?

Вы знаете, долго ждать не пришлось. Я был уже опытный товарищ в альпинизме и быстро залез в спальник. Как потом рассказали ребята, через пять минут мирно стал сопеть. То есть – уснул.

Эти …….туристы смотрели на меня до 23-00 часов ночи, как я дрыхну. У них не в одном глазу. На перемычки между Белухами высота кусается. Но вот, когда они ворочались, а на часах было 3-00 ночи. Тут они поняли, что картошку нужно было подождать, когда она остынет. Бог есть на свете. Не знаю, спали ли они вообще. Я дрых, на их зависть, «без задних ног».

Всю ночь был ветер. Снег. Палатку присыпало. В нутрии нашего убежища было уютно, тепло и не сыро. За что я ей и благодарен. А утром, как всегда, затишье. Солнечный день. Рванули на верх с места. По кулуару. Хотя, по плану хотели идти через правый жандарм. Это при условии, если в кулуаре будет плохой снег. А он был как камень. Фирн.

Вернулись к палатке счастливые. Назад побежали по пути подъема. С «Голубого балкона» в низ. Поволновались, когда сзади рухнул серак. А мог и на нас упасть. В лагерь прибежали под вечер. Мужики остальные нас не ждали. Так как у нас по плану еще должен был быть день на спуск. То есть. Две ночевки на седле. Что-то туристы мои очень спать хотели на травке. Что им и представилось.

Во всех альпинистских лагерях перкалевая палатка «Памирка» была основным атрибутом на ночевках у всех возрастных категориях альпинистов. Она так часто выручала нас, что я и сказать о ней не чего не могу.

Какие у ней недостатки? Тяжелая! А куда деться было, когда штормовой ветер. Когда снег палатку до конька засыпает. А что у нас в 80-ых годах был большой выбор палаток? Нас это устраивало.

Можно было бы на этом и закончить. Но! Это же я пишу. И о главном то я не написал. Там где эта палатка пережила действительно экстремальную ситуацию.

Это случилось в горах Памира. Где? Хрен его знает.

Я этот случай мог бы поставить и на Алауддинских озерах и в Каравшине и на пути в Зиндон и в Сиаме и в Ягнобском ущелье. Естественно в Варзобе. Быт в базовых лагерях везде похож. Скарб один. Отношения одни. А вот случай редкий.

Стоим мы на дневке у озер. Маемся на солнышке. Кто загорает, кто чай ставит. Кто сушит одежду. Некоторые ноги торчат из палатки. Дрема покорила.

К палаточному лагерю подошел скот с нижнего коша. Молодой телок щипал с кустиков молодые побеги и учуял родной знакомый запах хлеба. Как вы думаете, от куда? Из палатки одного молодого альпиниста.

Палатка была пустая. Хлеб с маслом лежал в тарелки и ждал своего хозяина. Хозяин, наверное, кипятил чай. Телок, не долго думая, залез мордой в палатку и стал живать приготовленное для него угощение. В это время другой член базового лагеря решил сделать «добряк» для своего товарища. А именно. Отогнать телка.

Шуганул его окриком. Что вы думаете? Телок отскочил сразу. Только не один. На рогах он сорвал и унес палатку. Естественно, с перепугу стал ее яро сбрасывать с головы. Нард заволновался. Телок уже был достаточно далеко от того места где была палатка. Люди погнались за похитителем. Хозяин присоединился к этому процессу. Активно стал спасать чью то палатку.

Когда хозяин подбежал к телку, то из палатки что то выпало. Тот поднимает, до боли, знакомый предмет и орет на всю марену: «Б……., да это же моя палатка!».

Потом оборачивается и ищет свою знакомую арчу, под которым стоял его дом. Нету дома. Он на рогах у коровы. На марене паника, смех. Телок оказался смышленый и сам сбросил палатку. Думаю, у него была уже большая практика в этом деле.

Хозяин палатки стал собирать по марене разбросанные вещи. Для всех это был пострадавший после стихийного бедствия. Еще и молодой участник мероприятия. Он не закрепил нормально палатку, а просто оттяжки прижал камушками. Типа, что с ней будет? А с ней стало такое. Как будто на К2 она пережила неделю штормовых ветров. Телок значительно поработал рогами. Копытами, естественно, как подабает любому молодому бычку. Целая она выглядела только в месте тубуса, в головной ее части.

Мы быстро собрали по марене все мелкие вещи. Очень ценные для альпиниста. Карандаш, записную книжку, наручные часы, будильник. Ржали целый день. Напоили его крепким чаем, что бы товарищ отошел от стресса. Через час лагерь успокоился. Все приняли прежние позы. Расслабуха продолжалась.

В это время у туристов пошел бум в палатках. Какой? Да все просто. Появился материал, Капрон. Сменилась мода на материалы. Настал 80-ый год. Мы сшили первые палатки «Памирки» из капрона. При чем не просто капрона, который продавался в магазинах. А меняли, за что угодно, парашюты в воинских частях. Распарывали их на части.

Затем красили в различные цвета. Кроили и шили удобные трех-четырех местные палатки «Памирки». Тенты, также доставали у военных. Метражом брали специальную, непромокаемую ткань. На что она шла? Ума не приложу. Зеленого цвета. Наверное, из нее чехлы на бронетранспортеры шили или на разные локационные станции. Нам она нужна была больше. Тенты держали любой дождь. При этом были очень легкие

Затем в магазинах стала появляться пропитанная водоотталкивающим раствором, ткань. Дешево и сердито. Эта самодельная палатка и сейчас лежит у меня дома. Как реликвия. Вы думаете, я ей не пользуюсь ей. Ошибаетесь. Пользуюсь. Весит она 1,5 кг с тентом и держит в Приморье любой дождь. Вмещает 4 человека. Ходим, прикалываемся и вспоминаем былые годы.

Лучше обратимся к справочнику и дадим точные характеристики этих палаток: «Палатки «туристские». Двухскатные. «Памирка 2».

Внутренняя палатка изготовлена из материалов: Дно - Оксфорд 210. Вход - нейлон с пропиткой. Бок и крыша - дышащий нейлон. Тент изготовлен из ткани серебрянка, или нейлон PU. Усилен по коньку и периметру лентой. В комплект входят (палатка, тент, стойки и колышки). Размеры тента: Длина - 2.90 м. Высота - 1.3 м. Размеры внутреннего домика: Длина - 2 м. Ширина - 1.2 м».

Не стояли на месте заводы социалистических стран. Капиталисты толкали их на этот шаг. Так как наши страны содружество видели у капиталистов новые аналоги снаряжения. Это не секрет, что у чехов не когда не было железного занавеса. Они путешествовали по всему миру всегда. Государство все делало для этого

Люди стран содружества были на пике освоения Гималаев, джунглей, пустынь. Наука работала. Появились другие ткани.

К нам все это стало попадать с Чехословакии, Польши. Я увидел первые брезентовые палатки, более усовершенствованные и комфортнее для проживания в них. Фирмы Vars, Varta постарались от души. Извините если, что-то не так произнес в названиях этих фирм. Давно это было.

Их изделия были подороже в цене. Появились целые брезентовые, разноцветные дома. Мы в шутку называли их «Палатки Римских легионеров».

Люди в Приморье стали покупать их живо. Не думали о деньгах. Потом приезжали на природу. Тетки вытаскивали с большого пакеты каркас из алюминиевых труб и ломали голову. Что это? От куда это? Потом неслось недовольство. Говорили: «Наши брезентовые проще и лучше». Но когда мужики, накатив наконец, по первой, помогали ставить эту сложную конструкцию алюминиевых труб. Тетки попадали во внутрь. Конечно, для них это было, что-то.

Это был маленький уютный домик, а что им еще было нужно? А когда комары роем стучались в москитную сетку, а в нутрии их не было. При этом, палатка продувалась на сквозь. В ней было прохладно уютно. Тема сразу исчезла с уст отдыхающих. Изделие стало эксплуатироваться по полной схеме.

Вы думаете только в тайге в Приморье. Фиг. Все альпинистские фирмы, которые принимали иностранцев в горах, сразу прочухали эту тему. Закупали эти палатки в большом количестве. Я такой палаточный лагерь видел у Казбека Валиева, на Тянь-Шане.

Об этом по позже. Пока даю характеристики этих палаток. «Палатка Варта-3 (домик,3-4 мест.,1 тамбур)

Краткое описание: Классическая кемпинговая 3-х местная палатка с большим тамбуром и хорошей вентиляцией. Форма – «домик».
Особенности: Один вход. Вместительный тамбур с окнами. Алюминиевый каркас с удобной системой сборки. Внутренняя палатка из «дышащего» материала. Входы внутренней палатки продублированы противомоскитной сеткой. Швы дна и тента проварены специальной лентой».

Второй вариант наших времен: «Палатка Laguna фирмы Campus, 4 чел. Удобная палатка с большим тамбуром: Тент-нейлон 109Т. Спальня-хлопок Т/С, пол-полиэтилен. Каркас-металл. Проклеенные швы. Водонепроницаемость-1500 мм».

И так. В начале 80-ых годов я работал на заводе «Дальприбор». Завод оборонного значения. Профсоюз деньги имел. Целенаправленно всегда закупал для спорта все необходимое оборудование. Туризм, был видом спорта. У нас был физорг завода не плохой мужик. С ним можно было договориться. Что мы и делали.

Прихожу однажды к нему на склад снаряжения. Что я там вижу? Десять новеньких палаток. Смотрю на этикетки. Чехословакия.

Говорю ему: «Для кого?»

«Для отдыха руководства завода».

Подхожу к самой маленькой, по объему упаковки, палатки и говорю: «А это для кого?»

Он не раздумывая отвечает: «Это двух местная палатка. По высоте маленькая. Не удобная. Взяли для разнообразия».

«А можно проверить в деле это разнообразие?»

«Конечно». Не раздумывая, говорит физорг.

Я расписываюсь в книге ухода снаряжения со склада. Быстро убегаю домой, что бы не забрали «пушнину» обратно.

Полностью рассмотрел ее только дома. Палатка с Чехословакии. Все как обычно. С тентом и высота не большая. Под тентом сидишь на корточках. Маленькая. Весила более 6 кг. Тент у ней был удлиненный. Три стойки обеспечивали полное натяжение самого тента палатки. Две стойки на палатку, одна стойка на тамбур.

Внутренняя палатка была с сеткой от гнуса. Я просто пищал от этого. Подождем все вещи в оставляешь в предбаннике. Утром просыпаешься. На обратной стороне сетки рой комаров, которые в бешенстве не понимают как попасть во внутрь. Конечно, в своих брезентовых палатках мы получали по полной от этих тварей.

С начало я был простым туристом. Отходил от автобуса до поляны. Ставил эту палатку. Все меня устраивало. Когда стали ходить дальше. Конечно, эту палатку носить было маразмом.

Тут у меня появляется перкалевая палатка. Намечается экспедиция на Камчатку. Летом. По описанию комаров там просто, не меряно. Я беру бритву. Выпарываю москитную сетку с чешской палатки и пришиваю сетку к серебрянке. Не поверите. Сработало. Очень помогла эта сетка на Камчатке. В лесной зоне. Без нее мы бы в серебрянке погибли от гнуса. Душно было в августе на Камчатке. Вот так и крутились.

Прошло много времени. С Серегой Копыловым мы приезжаем на Тянь-Шань. Цель одна. Попытка взойти на пик Хан-Тенгри с севера. Задача сложная. Требует сильного обеспечения. Не долго думая, сдаемся с потрохами Казбеку Валиеву.

Казбек принимает нас по высшему уровню. Не поверите. Чувствуем всегда от начала сборов и до конца настоящими Буржуями. Еще бы. За все заплачено. Рядом тасуется Родионов Александр. (Родионыч). Он тоже, вроде, по полной схеме работает. А в роде, и нет. Я так и не понял, какой полный расчет был у Родионыча с Валиевым.

В нижнем базовом лагере Кар-Кара попадаем в палаточный лагерь. Живем в комфорте. В классных брезентовых палатках. Как римские легионеры. Ждем своего Цезаря. То есть, Казбека Валиева. Он приехал позже. Встретились. Переговорили. Все выяснили и стали продолжать процесс акклиматизации.

Для меня Казбек Валиев - это История. Книга, которую можно перечитывать не сколько раз и она не когда не надоест. Этот человек, в составе сборной СССР, поднялся на Эверест в 1982 году. До приезда в Кар-Кару я его видел только на картинках в книге. И вот Цезарь в лагере.

Я смотрю на него. Да не похож он на Юлия Цезаря. Даже немного озадачило меня эта проблема. Потому, что для меня не мог быть Валиев простым смертным. Ночь я спал плохо. Что-то меня тревожило. Что-то мне напоминало в образе Казбека Валиева.

И что вы думаете. После обеда следующего дня он выходит со своих аппартоментов и направляется в сторону Баньки. Баня классная. Большая. Армию можно помыть.

Он поздоровался с нами и пошел в баню. Я смотрю ему в след. Меня пробило. Да какой он Юлий Цезарь? Это сам Чингис-Хан! Мужики! Я в жизни еще не ошибался в людях. У меня чутье на Чингис-Хана.

А вообще, у него все классно. По человечески.

Но отойдем от личностей и перейдем к делу.

Будем называть палатки в лагере Валиева - «Шатровые». На базе в Кар-Каре стоят небольшие палатки этого вида. В базовом лагере под горой, на леднике стоят просто Шатры. Во весь рост.

Нам с Серегой дали один на два человека. Предбанник, целый дом. Спальном помещение. Мама Мия! Сергей Копылов, довольно, крупный парень. Я его каждую ночь искал в спальном помещении.

Представляете. Просыпаюсь ночью от того, что постоянно на леднике булыжники оттаивают и скатываются в низ. Шасть рукой. Рядом некого Страшно одному. Поползал по помещению.
Вот он, дорогой. Сопит, сволочь! Все нормально.

Но я не об этом.

Рядом стояли наши ребята. Команда из трех человек. Тоже работали на благо вершины Хан-Тенгри. Я у них был в помещение. Это «кранты». Везде вещи. К потолку ботинки привязаны. По башке бьют. Ну, не какого сервиса. Как у любой команде сибиряков. У нас у Дальневосточников? Другой коленкор. Заходишь в предбанник. Все развешено на вешалках. Лишнее в рюкзаке.

В спальном помещении два матраса. Два спальника. Под головой несколько маленьких пакетов. По краям палатки, с двух сторон просто так, не навязчиво, валяется две бутылочки армянского коньячка. Повторюсь, не навязчиво!

Однажды, приходит к нам товарищ, по восхождению, с Алма-Аты.

Вы скажите: «А где в это время был Родионыч?»

Да пошел он в ж……, этот Родионыч!

Представляете, этот ухарь приехал за неделю раньше и всегда работал на верху. А коньяк был всегда в низу. Разве это альпинист? Лошара!

Так о чем это я?

А да!

Бутылочка конька – это как символ благосостояния нашего народа и открывается этот символ, когда благосостояние нашего народа говорит – пора! Час пробит.

Втроем садимся в спальном помещение. Полулежа. Как в любом порядочном шатре. Разрезаем яблоко на части. Не помню, алмаатинец еще принес апельсины. И под спокойный разговор мы это дело пьем. Главное не сказал.

Пить с кружек коньяк можно. Но мы у Валиева. Мы клиенты. Поэтому. Тащимся по полной программе.

У нас были маленькие пустые полиэтиленовые бутылочки. Из под питья. Мы у них отрезали донышко.

Запоминайте, молодежь! Пригодиться в жизни. Так лучше будет. А то, все с кружек, да с кружек. Маленькие, полиэтиленовые рюмочки контролируют процесс доз по участникам консилиума.

И не какой сайры в банках. Ой! Лучше не напоминайте!

Первую часть по Шатрам, ой оговорился, по палаткам заканчиваю. Ждите! Скоро выйдет вторая! И это, Закон!

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости восхождений:

News image

Россиянин в полуфинале Кубка мира по скалолазанию

9 мая в Вене закончился 2-ой шаг Кубка мира-2010 сообразно скалолазанию в дисциплине боулдеринг. Работающий фаворит решетка Алексей Рубцов из Москвы в первый ...

News image

Организаторы делятся подробностями соревнований по ски-

Камчатка – край вулканов, гор, рек и снега. Так можно охарактеризовать это место в нескольких словах… Это идеальное место для проведения соревнований по с...

News image

Второй этап Кубка Мира по ски-альпинизму

18 января. Ломбардийские Альпы, массив Оробие, местечко Альбосаджа. Здесь в условиях холодной и ветреной погоды прошел второй этап Кубка Мира по ски-альпинизм...

More in: Новости альпинизма, Новости ледолазания, Новости скалолазания, Новости ски-альпинизма


В горах Урала:

Поход к Манараге

News image

Нитка маршрута: поселок Кожим-Рудник (пл. 1952 км) - Кожимский тракт (20 км автостопом) - р. Лимбекою - Интинский трак...

Аваляк, Бакты, Иремель, Ягодный

News image

Как добраться. Транспорт Если Вы предполагаете путешествие в этом районе, то наиболее оптимальными путями захода буду...

Полярный Урал, массив Рай-Из

News image

Летом 2002 года мы совершили небольшое путешествие на Полярный Урал. Посетили мы массив Рай-Из. Вот уж действительно -...



Снаряжение:

Эволюция туристического и альпинистского снаряжения с к

News image

Так, мужики! Что бы продолжить дальше по палаткам. Я хочу докончить вам тему по экспедиции на Хан-Тэнгри, что была в предыдущей ...

Как выбрать горелку и баллоны

News image

Горелки используются только с баллонами и такие нагревательные системы по типу присоединения бывают трёх стандартов: 1. EN-41...

Авторизация