Сокращенный траверс
Подготовка - Технические отчеты, описания путешественников

сокращенный траверс

Может быть «сокращенный» - не совсем соответствует смыслу? Сокращают штат сотрудников, сокращают расходы или ассигнования… Но слова «Незавершенный» или «Неоконченный» навевают мысль о не слишком удачном финале, в то время как в этой истории с финалом как раз все в порядке. К слову – по порядку и начнем.

Идея

С этого всегда все начинается. Забредет кому-то в голову шальная мысль – и завертелось… Эта история – не исключение. Идея родилась в моей голове в тот момент, когда я впервые увидел план мероприятий ФАР на 2009 год. Не буду напрягать читателя описанием всех мыслительных процессов, напрягших тогда мою голову, но признаюсь честно: определяющим стало место проведения чемпионата – район Безенги…

Мой бессменный напарник по связке поначалу меня не понял. Предложение заявиться на чемпионат шло вразрез с проповедуемой нами точкой зрения: альпинизм не спорт и соревноваться в нем нужно только с самим собой. В результате недолгих рассуждений пришли к общему знаменателю: рассматривать все это мероприятие не как соревнования, а как нашу личную программу, имеющую четко сформулированные задачи… Но о них чуть позднее.

Команда

Наверное, по этому пункту возникают проблемы у каждого, кто поставил перед собой цель, стремится ее достичь и не желает проблем, вызванных человеческим фактором. Приглашаемый в команду человек должен:

а) иметь возможность и желание принять приглашение (существует масса весьма уважительных причин, заставляющих людей отказываться от самых заманчивых предложений…)

б) воспринимать задачи команды как свои (ну хотя бы не вынашивать свои личные планы, идущие вразрез с общими)

в) быть готов к выполнению задачи морально, физически и технически (причем не по собственной субъективной оценке, а по мнению команды)

г) поддерживать благоприятную атмосферу в команде (т.е. проще говоря не вызывать чувства отвращения у товарищей)

Людей вокруг каждого из нас великое множество. Но если начать присматриваться к ним, оценивая по выше перечисленным пунктам – выясняется что подобрать идеальную команду практически невозможно, а хоть насколько то работоспособную – чертовски трудно… В результате за две недели до отъезда от огромного перечня кандидатов в целых пять человек остался крохотный список из троих реальных участников: меня, Нила Журавлева и Юрия Шикина. За неделю до отъезда довольно оригинальным образом к нам присоединился четвертый участник – Виктор Колесниченко. В качестве неофициального, пятого члена команды, не выходящего на маршрут, едет наш бессменный координатор, погонщик и ответственный за связь с общественностью – Надя.

Резонанс

К большому удивлению наша идея вызвала немалый интерес у самарской альпинистской общественности. Выяснилось, что самарские областные команды не принимали участия в очных соревнованиях российского (а в далекие времена союзного) уровня уже на протяжении 20 лет! И нам, вроде как первооткрывателям, предстояло «засветиться» на общероссийском сборище! На наши плечи легла новая порция ответственности – как бы не опозориться…

Нельзя не отметить, что интерес общественности не ограничился одними словами, напутствиями и пожеланиями. Наша команда получила существенную материальную поддержку от представителей большого бизнеса в среде самарских альпинистов, за что огромное им спасибо!

Итак, наглухо морально замотивированные, отлично материально снабженные, мы тронулись в уже хорошо знакомый путь – в альплагерь Безенги…

С чего бы начать…

Не буду слишком утомлять читателя рассказами о героически проведенной ускоренной акклиматизации, призванной хоть как-то подготовить нас к грядущим трудностям. На этом этапе больше всех запомнился Витя. На второй день после приезда он поднялся с нами на Курсантские ночевки (3400 м), а уже на третий день ночевал на плече Миссес-Тау (4100 м). Честно говоря, я опасался проблем. Но Витя демонстрировал отменное здоровье опытного гималайца (жаловался на неправильную акклиматизацию, но, по-моему, больше для вида), чем развеял все опасения и страхи. Итак: 20 июля во второй половине дня мы спустились в лагерь для участия в процедуре открытия чемпионата, которая началась на следующее утро…

На мандатной комиссии драки не случилось. Учитывая огромное количество предлагаемых маршрутов и всего четыре команды (пятая присоединилась позже), участники и судьи собрались вечером, выбрали каждый по интересующему команду маршруту и спокойно разошлись. Никакой жеребьевки, битвы за маршрут и прочей толкотни. В общем неплохо.

Команды «конкурентов» порадовали своим составом – почти все лица хорошо знакомы! Валера Кузнецов, Михаил Ишутин – наш тренер из школы инструкторов, толпа тренеров с жетона… Ого, сдается мне, мы тут самые молодые будем!

После торжественного открытия чемпионата с большим количеством пламенных речей и пожеланий решаем убегать из лагеря 23-го. Старт 26-го числа, а нам бы еще успеть максимум продуктов и газа отнести в заброску, иначе даже страшно представить вес рюкзаков на старте…

Рано утром 23 июля, навьючив на себя неподъемные рюкзаки (спасибо Надюхе, загрузилась нашими продуктами, иначе бы вовсе кранты…), покидаем лагерь. Полтора дня ходьбы вверх с рюкзаком, сильно тянущим вниз, немного ледолазания – и мы попадаем на ночевки 3900. Отличный вид на Северный массив. Во всей красе открывается предстоящий объем работы. Мы его уже неоднократно видели, но сейчас оцениваем по новому… Переглядываемся с Нилом – где была наши головы, когда мы все это придумывали…

Установка палаток, много еды и чая – и отбой. Завтра уже начинается работа…

25 августа. Раннее утро. Если быть точнее – поздняя ночь. Подъем, борьба с организмом в попытке запихать в него завтрак. В свете налобных фонарей начинается привычный набор действий, похожий на предстартовый отсчет: беседки, кошки, каски, рюкзаки, веревка, ледорубы – старт! Выходим на ледник. У палаток видна фигурка Нади – провожает.

Проходим по дуге ледник, от жандарма «Медведь» ползем черепашьей скоростью вверх по гребню пика Тихонова. Погода испортилась, начался мощный снегопад, мы погрузились в «молоко»… Снега на гребне много. Местами жесткая «доска», чаще надувы по колено и выше. Под началом скал выходим на правый склон гребня. Где-то здесь надо траверсировать в направлении Крумкольского провала, но мы ни черта не видим…

Коллегиально принимаем решение ждать просвета. Тянутся долгие минуты ожидания… И вот долгожданное окно в тумане!!! По результатам коллективного наблюдения провал оказывается точно справа. Туда и движемся. С нескрываемым удовольствием вытряхиваем рюкзаки, закапываем заброску и по еще не заметенным следам возвращаемся на 3900.

Сразу же после нашего возвращения на ночевки поднимаются судьи, призванные зафиксировать наш старт. Поим их чаем, пьем сами. Начинается совещание – что делать дальше. Витя утверждает, что выходить завтра на траверс нельзя. Напоминает о правилах, принятых в высотных экспедициях – 2 дня перерыва после обильных осадков. Время старта жестко не ограничено, Витя предлагает спуститься в лагерь, отдохнуть день и потом налегке вернуться. Соглашаемся, сообщаем решение судьям. Классные мужики! Спокойно выслушивают и без тени недовольства заявляют: «Ну что же, куда вы туда и мы, мы работаем по вашим планам!»

Ранним утром 26-го июля, оставив почти все вещи в палатках, убегаем вниз. Пробегая мимо Крумкольских ночевок, встречаем судей, наблюдающих команду Краснодара. Ребята стартовали сегодня и уже вовсю работают. Остальные группы, если верить связи, на маршруты еще не вышли.

Так заканчивается наша первая попытка старта.

Старт

В лагере от всех один вопрос: «Чего спустились то?» Отшучиваемся. Хотя идею Вити мы оценили: после двух дней подхода с тяжелым грузом и дня работы наверху отдохнуть в тепле и комфорте лагеря – это, как говорится, то, что доктор прописал!

Отдых и безделье надоедают достаточно быстро, примерно за полдня. Решаем выходить из лагеря 27-го утром. Витя слегка сопротивляется, но мы убеждаем его тем, что времени до контрольного срока с каждым днем все меньше… Ему приходится согласиться.

Я с легким опасением ожидал негативной реакции «наших» судей на это решение, т.к. они спустились вслед за нами 26-го, но только после обеда. Но доказав очередной раз репутацию классных мужиков, они выслушали спокойно и приняли к сведению. На вопрос «Мы Вас не загоняли?» ответили только «Есть немного…»

Утро 27 июля. Покидаем лагерь. Дорогу до 3900 с рюкзаками, в которых практически ничего нет, одолели за шесть часов. Не подход – а просто прогулка! Ближе к вечеру подтягиваются неутомимые судьи. Шутят: «завтра опять вниз пойдете?» Погода уже второй день стоит прекрасная. Хорошо бы и дальше так…

28 июля. Утро. Опять темно, холодно, нет аппетита, предстартовая суета, в общем, все как обычно перед восхождением. Лишь добавляется легкое волнение – это ведь не просто восхождение, это траверс Северного массива

Добрые люди накануне протоптали дорогу по ледопаду верхней ступени ледника. Так что подход под маршрут можно считать совершенно халявным. Идем длинной вереницей: нас четверо и Надя в связке с двумя судьями.

Подошли в верхний цирк под массив Птицы. Покурили, достали и развесили железо, наметили нитку подъема, попрощались. И пошли наверх. Как космонавты на борт корабля. Вот и началось… Отныне только мы вчетвером, холод, скрип снега под ногами, позвякивание закладок и буров, завывание ветра… Да еще каждые три часа голоса из динамика радиостанции – больше ни одной живой души вокруг…

День первый

Снег, снег и снег… Под ногами – по колено, со всех сторон – сплошным занавесом, за шиворотом – тоже немало, один сплошной снег. Погода опять испортилась. Видимость упала метров до тридцати, еле видно соседей по связке…

9-40 утра. Выходим на перемычку северо-восточного гребня Коштан-Тау. Не видно ничего… Хорошо хоть дальше путь однозначный, свернуть вроде некуда. Скалы основательно заснежены, острый гребень первого жандарма просто ужасает… Наверное в других условиях даже не запомнился бы. Ползем крайне медленно, постоянно меняем ведущего, топтать ступени в таких сугробах – работа не из приятных. Время бежит совершенно незаметно, в висящем вокруг белом занавесе создается впечатление, что мы вообще не двигаемся…

Около 16 часов дня. Навигатор показывает высоту 4833 м. Витя останавливается, ждет подхода остальных. Пора бы уже искать место для ночлега. Но в данный момент времени группа находится на небольшом горизонтальном участке острого снежного гребня, свисающего карнизами на восток, и обрывающемся крутым склоном на запад. И больше вокруг ничего не видно… На помощь приходит предусмотрительно взятая с собой лопата. По очереди срываем верхушку гребня до образования площадки размером с палатку. Закрепляем палатку, вешаем перила, чтобы хоть как-то перемещаться вокруг. Получилось более-менее сносно. Но из палатки лучше все же ничего не ронять, и самим не выпадать… Закидываем внутрь вещи, ныряем сами. Долго толкаем друг друга, пытаясь разыскать сухие шмотки, переодеться, организовать что-то типа индивидуального гнезда. Дальше программа, ставшая впоследствии стандартной: растопка снега – заваривание чая (и моментальное употребление!), растопка снега – приготовление и поедание ужина, растопка снега – следующее заваривание чая, и наконец, растопка снега – приготовление запаса воды для завтрака. После этой длительной, но довольно приятной процедуры по очереди укладываемся в заготовленные личные гнезда и проваливаемся в заслуженный отдых…

День второй

Всю ночь палатку пытался сорвать с гребня сильный западный ветер. Не прекратился он и утром. После звонка будильника я с ужасом осознал, что ночь прошла, что надо вставать, что сейчас мне предстоит напяливать на себя замерзшие в камень штаны и такую же куртку, которые основательно промокли вчера…

Завтрак позади, процедура одевания тоже успешно пройдена (одежда слегка размякла, но еще не оттаяла…), настал момент, который так хотелось оттянуть – вылезти из палатки, сложить рюкзак и начинать работать…

Снаружи нас ждут совсем не июльский мороз, уже поднявшееся из-за горизонта яркое солнце и ставший уже почти родным сильный ветер. Организм категорически требует пуховку не снимать, и я с ним соглашаюсь. Ветер ускоряет процесс сборов, все готовы, можно начинать. Выхожу тропить первым. Успеваю пройти несколько метров, забираясь на ближайший изгиб гребня, и… на меня сверху съезжает мягкая доска свежевыпавшего снега. Снег забивает очки, облепляет лицо и лезет за шиворот. Чувствую, что начинаю съезжать вместе с ним. Забиваю со всей силы рукоятку инструмента в склон… Вроде бы стою. Отряхиваюсь, оглядываюсь. Нил машет мне, чтобы я возвращался, что я и делаю. Очередное совещание. Витя требует, чтобы мы никуда не дергались, ставили палатку на уже готовое место и еще раз ночевали. Говорит о необходимости подождать один день, пока оторвутся с гребня все свежие доски. Дальнейший путь неплохо виден, весь он идет по такому же заснеженному гребню… Очередной раз доверяем опыту нашего гималайца. Распаковываем рюкзаки, ставим на законное место палатку и опять лезем внутрь. Палатка прогревается солнцем, в ней тепло и уютно. Прячась от ветра, замуровываем себя внутри, сушим одежду, едим, пьем, наслаждаемся возможностью ничего не делать. Так и проходит наш второй день траверса…

День третий

30 июля. Утро не приносит ничего нового. Холодно, облачно, ветрено, пока без осадков. Разминаем спрессованные за ночь тела, проводим привычный уже внутрипалаточный предстартовый набор действий. Вылезаем наружу, окончательно убираем бивуак. Витя был прав!!! Вот что значит гималайский опыт! Снежные доски с гребня за ночь сбросило ветром, четко видны следы отрыва. При движении вдоль них снег не такой глубокий, а главное более устойчивый. Витя обрабатывает очередной жандарм (оригинальное лазание – по скальной стене, полностью покрытой полуметром снега!) и тропим дальше. Впереди работаем втроем, т.к. выяснили, что после очень легкого Юры нужно топтать ступени по второму разу…

Перед вершиной поднимаю глаза… Красота… Белый конус вершины на фоне ярко-голубого неба, снежные флаги, поднятые ветром… Невозможно описать словами! Достаю камеру, чтобы снять выход на вершину. Нестойкая к высоте камера умирает после попытки включения (как выяснилось позднее, навсегда…). Так что, как в известной кинокомедии: «Кина не будет…»

10:15 утра. Вершина Коштан-Тау. Отдыхаем минут двадцать. За гребнем нет ветра, достаточно тепло. Внизу виден лагерь! Жалко сотовой связи нет, позвонить вниз с пятитысячника – было бы здорово!

Проходит первый восторг, замечаем собирающиеся внизу на севере облака, начинаем просматривать спуск. В нагромождении жандармов не можем разобрать, где же находится пик Тихонова. Начинаем спуск по гребню на запад. Вниз по скалам, покрытым толщей снега, еще страшнее, чем вверх. Навстречу снизу сильно дует. Ветер несет снизу поземку и нещадно хлещет ей по лицу.

Дальше только хуже. Начинаются скальные жандармы. Местами нагромождения скал похожи на торчащие из гребня гигантские пальцы, облепленные снегом. По описанию до пика Тихонова нужно пройти шесть жандармов, но мы уже давно сбились со счета…

Около 16:00. Впереди все та же мешанина скал и снега, метров через пятьдесят она растворяется в облаке. Перспективы дойти до какого-нибудь ровного места совершенно не ясны, поскольку не видно никаких ровных мест…

Решаем не искать лишних приключений на свои головы и прочие места, пытаться обустроить там хоть какую-то ночевку. Основательно поковырявшись лопатой, создаем приличную площадку. Ночевка получилась лучше первой, но из выход из палатки все равно возможен только по перилам. Дальнейший вечер как две капли воды похож на предыдущий. А потом – спать… Ну вот и третий день позади.

День четвертый

31 июля. Не стану описывать процедуру подъема и завтрака, ничего нового написать все равно не получится. Бросается в глаза, что мужики с каждым днем просыпаются все менее и менее оперативно. Кажись, устаем понемногу…

К 13:00 добираемся до вершины пика Тихонова. Погода звенит, солнце и отличная видимость. На спуске по описанию вроде бы всего пара дюльферов, а дальше путь к провалу уже известен. Предвкушаем скорый отдых в провале, где нас ждет масса продуктов и даже запас коньяка…

Реальность больно бьет по всем радужным надеждам. В нынешнем заснеженном состоянии северный гребень пика Тихонова пройти пешком не удастся. Начинаются небыстрые дюльфера. Расходная веревка удачно оставлена в заброске, к которой мы так стремимся, поэтому начинаем потихоньку прощаться со старыми оттяжками и петлями. По дороге Нил умудряется местами откапывать из-под снега старые дюльферные петли, по возможности используем их. Опять набежала облачность, путь не просматривается. Чутье Нила (как впрочем, и всегда) не подводит, и через одиннадцать веревок спуска попадаем на уже знакомый склон и траверсируем в провал.

Наконец то место ночевок, где можно ходить рядом с палаткой без необходимости вешать перила! Палатка установлена, но внутрь мы не торопимся. Наслаждаемся закатными пейзажами, возможностью ходить и не за что не страховаться. Потом программа скатывается в стандартное русло. Еда, много чая, немного коньяка и сон… Конец четвертого дня…

День пятый

1 августа. Подъем. Сборы. Рассвет. Выход. Все уже привычно и буднично. Только погода приятно радует – мороз и солнце! Но есть и неприятные моменты. Еще вчера Виктор прозрачно намекал на возможность ухода с маршрута, мотивируя общей усталостью и удобным местом для спуска… Кажется, назревает кризис… Витю убеждаем, что мы себе не враги, что как только решим, что с нас достаточно – сразу же уйдем вниз. Демонстрируем (правда только теоретическое…) знание многочисленных путей отхода с Крумкола и Мижирги. Вроде бы убедили.

Гребень все тот же, только жандармы чуть проще, чем на Коштане. На втором жандарме – долгожданный подарок: следы краснодарской команды, ведущие к вершине Крумкол! Дальше проще, не надо искать дорогу и обдумывать каждый шаг, надо просто двигаться вперед! Но фортуна так переменчива… Погода ухудшается, видимость падает, начинается снегопад и ветер. От следов практически ничего не остается, и мы снова на ощупь ползем по снежному гребню. Весь мир окрашен в белый цвет, очертания гребня совершенно неразличимы. Идти первым – сущее мучение…

15:00. Вершина Крумкол. Погода все ухудшается, где-то далеко грохочет гроза. В направлении спуска гребень расширяется, следов давно уже нет, никаких ориентиров тоже нет… Все. Путь потерян окончательно. Слегка приспустившись с вершины, находим отличную мульду, встаем на ночевки. Дорвавшись до лопаты, Витя сооружает вокруг палатки ветрозащитную стену в метр высотой. В уже привычной гастрономической суете проходит остаток нашего пятого дня.

P.S. Краснодарская команда, идущая впереди нас, штурмует скальный гребень восточной Мижирги. Мужиков тоже накрыла непогода, но им в отличие от нас деваться некуда. Продолжают работать, планируют сидячую ночевку. Не хотел бы я быть на их месте…

День шестой

2 августа. Опять не можем себя заставить собраться оперативно, очевидно народ все-таки устал… Видимость чуть лучше, чем вчера. Гребень пологий, перепады высот небольшие, в общем можно немного расслабиться. Напрягает только знание того, что впереди скальный взлет под Восточную Мижирги… Краснодарцы идут его уже второй день. Безрадостные перспективы…

Все сомнения на тему «Что делать дальше?» разрешает погода. После обеда опять стандартный набор: «молоко», ветер и снег. Подходим к перевалу Памяти. Где-то чуть впереди начинаются скалы гребня Восточной Мижирги.

Совещание толком не сложилось. Приглашая народ к обсуждению наших планов, я заявил примерно следующее: мы не сможем оперативно пройти скалы до Восточной Мижирги. Причины – состояние маршрута, стабильная непогода, моральное и физическое состояние команды. Варианты – осада гребня на несколько (кто знает, сколько…) дней, или уход вниз с перевала Памяти. До контрольного срока осталось три рабочих дня, в лучшем случае (что маловероятно…) мы успеем дойти до Мижирги Западной. Стало быть, полный траверс нам уже не светит. А значит и теряется смысл в попытках дальнейшего движения наверх. В ответ на это выступление не последовало никаких возражений. Молчаливое согласие участников говорит только об одном – предложен правильный вариант!

Встаем на ночевку на снежном поле над перевалом, сообщаем о своем решении на очередной связи. Все. С плеч падает груз. Каким бы ни было решение – оно принято. А расстраиваться и оценивать упущенные возможности будем уже внизу.

Поиск пути спуска заранее ни к каким результатам не приводит – видимость отвратительная. Будем надеяться, утро вечера мудренее… На этой ноте и завершается шестой день.

День седьмой

3 августа. Очень холодно. Для того чтобы вылезти, минут пятнадцать голыми руками отогреваем наглухо замерзшие молнии палатки. Погода звенит. Идем по гребню, выглядываем на юг. Где-то здесь, если верить старым описаниям, проходит маршрут подъема под маршрут 4Б на Восточную Мижирги. Совершенно непонятно, где бы он мог быть… Подходим под основание скал. Дальше идти некуда. На юг уходит довольно узкий кулуар. Ну что же, здесь и начнем…

Через три часа работы спускаемся на ледник Крумкол. Дальше предстоит неблизкий путь через два перевала до хижины Джанги-Кош. Погода отличная, на леднике стоит совершенно июльская жара, обливаясь потом еле ползем по раскисшему снегу.

К хижине приползаем только к 16:00. Спасибо инструкторам, обитавшим там с отделениями – до отвала напоили чаем с печеньем. Мы их в свою очередь отблагодарили салом с сухарями.

Все вокруг слегка непривычно – теплые камни, зеленая трава… Вынимаем из рюкзака палатку – из нее сыплется лед… В хижине невозможно раздеваться и разуваться – боимся убить соседей запахами… В общем как-то не вписываемся мы уже в этот уютный мир… И с трудом в мозг пробивается осознание – все закончилось, это финиш, завтра уже будем в лагере…

Послесловие

На следующее утро не торопясь, уходим вниз. На леднике у камня нас встречает Надя, следом поднимается шумная веселая команда наших земляков (идут на пик Семеновского), ниже на осыпях – супруга Вити с сыном. Все рады, все поздравляют. С чем?.. Дело-то до конца довести не сумели… Внутренний голос повторяет давно известную истину – лучше сто раз возвращаться, не закончив маршрут, чем один раз нажить себе крупных неприятностей. Но где-то еще глубже все равно ворочается червячок сомнений… Да и фиг с ним, пусть ворочается.

После официального завершения чемпионата и заседания судейской коллегии мы узнаем, что нашему частичному траверсу присвоили категорию 5Б. И если для кого-то это пустой звук, то для нас с Нилом это означает, что мы сходили все пятитысячники района по набору маршрутов, позволяющему претендовать на получение знаков «Серебряные Звезды Безенги»!!! И получая награду из рук Алия Хусиевича, я осознал: теперь никто (в том числе и злобный червячок где-то внутри) не может назвать нас проигравшими, потому что вот она у нас в руках, наша личная победа.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости восхождений:

News image

Завершился фестиваль скалолазания Скалы Асбеста 2010

Завершился второй фестиваль скалолазания на естественном рельефе Скалы Асбеста 2010 . В фестивале приняли участие более 80 спортсменов разных возрастов от ...

News image

Финал российского фестиваля скалолазания на естественно

Хутор Гуамка, расположенный в Апшеронском районе Краснодарского края побаловал участников и гостей фестиваля прекрасной погодой, комфортной температурой, чист...

News image

Мария Толоконина: уважаю все виды спорта!

- Маша, каково твое первое воспоминание о льде? - Первый раз соревнования по ледолазанию, и вообще лед, я увидела, наверное, лет в 9, когда папа показывал ...

More in: Новости альпинизма, Новости ледолазания, Новости скалолазания, Новости ски-альпинизма


В горах Урала:

Поход 3 к.с. по Южному Уралу

News image

Утром стоял густой туман. Когда тронулись в путь (9 часов 20 минут), он развеялся. Небо прояснилось. Двигались по троп...

Комариная стена

News image

Видать, не в том был промысел Божий... Стою шестой час на очень остром отколе, веревка почти не двигается; так только,...

Аваляк, Бакты, Иремель, Ягодный

News image

Как добраться. Транспорт Если Вы предполагаете путешествие в этом районе, то наиболее оптимальными путями захода буду...



Снаряжение:

Эволюция туристического и альпинистского снаряжения с к

News image

Как всегда начинаю новую рубрику по снаряжению ломаю голову, как умнее перед вами выпендриться и всегда прихожу к основному свое...

Эволюция туристического и альпинистского снаряжения с к

News image

Налобные фонари. Чтобы начать тему Фонари. И это сделать на основе надоевших уже, современных, фирменных брендов. Которые, зарек...

Авторизация