Путь на север
Подготовка - Технические отчеты, описания путешественников

путь на север

Норвегия. Самая северная из Скандинавских стран, а потому далекая и немного таинственная. С недавнего времени родина лыж манила меня своим легендарным марафоном, уходящим корнями в далекое прошлое.

Гражданская война в Норвегии, 1204 год. Одни борются против трона, другие – за. Яростные защитники монархии - «биркибейнеры» или «березовые ноги», не имея нормальной обуви, обматывали голени корой березы для защиты от глубокого снега. Норвежский король Хаакон умирает, не дожив нескольких недель до рождения сына. Младенец становится наследным принцем, его жизнь постоянно подвергается опасности. «Биркибейнеры» решают перенести его в более спокойное место. В Рождественский день 1205 года два лучших березовоногих лыжника двинулись вперед с полуторагодовалым принцем. Чтобы не встретить врагов, шли через горы, несмотря на плохую погоду и глубокий снег. Натерпелись они от мороза, снега и ветра! Но не даром. Принц стал королем Норвегии и долго правил в средние века, а лыжники всех возрастов и разных наций каждый год бегают теперь по легендарному королевскому пути с рюкзаком 3,5 кг, символизирующим драгоценную ношу отважных «биркибейнеров».

Слегка отдохнув после шестидесяти трех эстонских морозных километров1, отправляюсь в Норвегию. До Осло летели вместе с нашими биатлонистами. В Шереметьево нас немного повеселил упитанный товарищ в солдатской зимней шапке, видимо, из фан-клуба. Вился вокруг олимпийцев, брал автографы и все такое. В самолете наши места оказались рядом, но потом экипаж любезно предложил звездам перейти в пустующий салон бизнес-класса. Самый крупный аэропорт Норвегии показался самым скромным из всех скандинавских аэропортов. Видимо, чем дальше на север, тем меньше излишеств. Норвежские пограничники не спешили с пассажирами российского рейса, мы ожидали в очереди на прохождение границы минимум полчаса. Повеяло чем-то родным, шереметьевским. Спешить, впрочем, было особо некуда. На поезд до Лиллехаммера мы успевали. Поменяли евро на норвежские кроны и ознакомились с ценами в буфетах аэропорта. Три банана за 150 рублей надолго утоляют самый сильный голод! Билет на поезд - 1200 рублей, и это за 180 километров пути - тоже недешево. Знали куда ехали, Норвегия - страна с самым высоким уровнем жизни, отсюда и цены на все запредельные. Два часа в комфортабельном вагоне и мы в Лиллехаммере, столице семнадцатой зимней Олимпиады. Дорогу до дома, в котором нам предстояло прожить несколько дней, я заранее хорошо изучил, улочку Суттэстадвеген нашли почти сразу. Дом с двухсотлетней историей был похож скорее на музей, чем на жилье. На стенах висели старые картины, портреты, фотографии, раритетные инструменты и предметы обихода, хозяин тоже был немолод. Показал нам все что нужно и тактично удалился на свою половину. Ночью старинный деревянный дом кряхтел и поскрипывал балками и половицами, в предрассветной темноте резная мебель мерцала зеркалами, в углу белел манекен, одетый в женское старомодное платье с оборками. Как тут не поверить, что прибыл в царствие троллей! Разница в три часа обеспечила ненавязчивую встречу рассвета. И что же мы увидели за окном? – Замерзшее озеро Мьёса, самое большое в Норвегии, покатые горы, поросшие хвойным лесом, дремлющие коттеджи, украшенные фигурками животных и птиц, и норвежские флаги, слегка движимые ветром. Ровно в восемь был готов завтрак, и мы смогли убедиться в том, что норвежские сыры - лучшие из сыров и режут их специальным ножом, кофе здесь готовят весьма неплохо, а вареные яйца разбивают на подставке легкими ударами ложечки – как в лучших домах. Подзаправившись и прихватив с собой про запас пару бутербродов, быстро готовимся к вылазке на олимпийский лыжный стадион. На автобусной остановке познакомились с американцем и еще одним товарищем, неустановленного гражданства. Они оба восхищались нашими лыжами, густо украшенными наклейками с марафонов серии WorldLoppet. На стадионе было оживленно, несмотря на рабочий день. Слышались выстрелы на биатлонном стрельбище – молодое норвежское поколение энергично готовилось к покорению олимпийских высот. Несколько детских групп детсадовского и младшего школьного возраста копошилось на склонах, горели костры, звенели детские голоса, было весело. Трассы подготовлены великолепно, на родине лыж вряд ли могло быть по-другому, но рельеф для нас был явно тяжеловат. Немного полазив по олимпийским подьемам, мы покатили домой, в Лиллехаммер. Заблудиться в окрестном лесу было сложно – таблички и столбы освещенной лыжной трассы указывали верный путь. Пара довольно скоростных спусков и мы уже любуемся с холма видом олимпийской столицы. Городок то всего ничего – около двадцати пяти тысяч населения, но в 1994 году приковывал к себе взоры всего мира.

На следующий день мои пути с остальной компанией слегка разошлись. Я решаю сьездить в Нордсэтэр, повыше в горы, немного покататься там и вернуться обратно на лыжах. Автобус пустой, через полчаса передо мной открывается совсем другой вид – открытое пространство, волнистое плоскогорье с небольшими деревцами, вдалеке возвышается снежная покатая гора, это думаю Хафьель, там проходили горнолыжные соревнования олимпиады, а сейчас туристический центр. Лыжников в Норсэтэре немного, все идут по своим путям. Пасмурно, легкий снежок, около 00С. Следуя указателю «Lillehammer 17 км», начинаю путь назад. Трасса идеальная, скоро догоняю ратрак, старательно делающий мне лыжню. Спускаюсь с плоскогорья в лес, вокруг сосны, следы зверей и тишина. За всю дорогу встретилась одна норвежка, следующая тем же курсом. Начинаются спуски, в нескольких местах на трассе вода выходит из-под снега и замерзает огромными ледяными буграми. Красиво, но довольно опасно. Предупреждающие плакаты висят за несколько сот метров. Выкатываюсь на лыжный стадион Лиллехаммера прямо на финиш марафонской трассы. Плюсовая температура, пасмурно, спортсмены колдуют со смазкой, дети по-прежнему резвятся на лыжах. Похоже физкультура у них в числе основных предметов.

Вечером идем получать номера в Хаакон холл, спортивный центр, названный в честь того самого принца. По пути проходим мимо памятника легендарным лыжникам «биркибейнерам». Воин на лыжах в развевающемся плаще, с лыжной палкой в руке и ребенком под мышкой несется прямо в историю. На тротуарах ледок, никто не старается очистить снег до асфальта, вряд ли это возможно в здешнем климате. Как во всей Скандинавии, дороги обильно посыпаются гранитной крошкой, весной она собирается специальными машинами и хранится до следующей зимы. Тем не менее, местами довольно скользко, но местным жителям с их физическими кондициями это не страшно. Главная улица - Сторгата - сплошь состоит из старинных деревянных домов с магазинами, зазывающими скидками и распродажами. Цены нас все равно не радуют.

Хаакон холл – внушительное спортивное сооружение, украшенное флагами европейских государств, стендами спонсоров марафона и огромной торговой секцией, представляющей все ведущие лыжные и спортивные фирмы Европы. Прежде всего, получаем номера и пакеты участников. Вздохнув, покупаем билеты на автобус до места старта – 270 крон, примерно 1350 руб.! Затем окунаемся в море лыж, мазей, спортивного питания, одежды и обуви. Смотреть можно долго. Цены снижены и очень серьезно, судя по тому, как активно покупают норвежцы. Для нас все по-прежнему дорого, дороже, чем в столице. Пристально разглядываем прогноз погоды и рецепты смазки от производителей мазей. Но гонка только через день, серьезные подготовщики лыж так далеко вперед не заглядывают. Рядом океан, погода в Норвегии переменчива, в чем мы скоро убедились – небольшой снег сменился дождем. А что происходит на трассе, в горах, остается только догадываться. Домой приходим в состоянии легкой задумчивости, завтра предстоит отдохнуть и приготовить лыжи.

Утро ясности не добавило. Ночью подморозило. Еще один заход в оргкомитет марафона, в Хаакон холл результата не дал. Точный прогноз погоды будет ближе к вечеру. Температура, влажность и характер снега на различных участках трассы для нас остается тайной. Время идет, начинаем заниматься лыжами. Я в качестве рабочего парафина положил Start HF60 , сверху два слоя Rex TK72 под утюг. Основное, колодку оставил все-таки на вечер. К концу дня у нас появился рецепт смазки от Swix. В моем сознании никак не помещались семь или восемь разных слоев клистеров и полужидких мазей, которых у меня, кстати, не было. Пока мои соратники наваливали все это на лыжи, я лениво обдумывал, как изобразить нечто подобное из того, что есть в наличии. Ожидался лед, по крайней мере, на первом подьеме. А подьемчик то серьезный – около 14 км. И на трассе их еще два. Когда окончательно стемнело и тянуть дальше стало некуда, я положил смесь из красного и универсального клистеров Start на грунт, сверху закрыл несколькими тонкими слоями Start mfw +1-3. Все эти манипуляции затянулись до ночи и засыпать пришлось долго в извечных раздумьях, что же важнее – намазаться или выспаться.

Утренняя овсянка с сухофруктами и чай заняли свое положенное место в организме. Схватив липкие от клистера лыжи, устремляемся на автобусную станцию. Часть дороги я проделываю трусцой – слегка задержался с утренними сборами. Усаживаемся в автобус согласно купленным билетам. Едем с большим запасом, стартуем из седьмой волны, куда нас поместили за заслуги в предыдущих марафонах WorldLoppet. Всего волн 24, зарегистрировалось 16500 участников, из них около пяти тысяч женщин! В стартовом протоколе много знаменитостей, засветился даже норвежский олимпиец Одд Бьерн Хелмесет. Доехали спокойно и с комфортом. Стартовая поляна гудела, как растревоженный улей. Я всегда побаиваюсь попасть под гипноз этой суеты, поэтому начинаю с простого, – разведываю, где наш стартовый карман. Он пуст, только прорезанные лыжни недобро блестят, отливая на солнце металлом, как трамвайные рельсы. Пускать участников начнут через полчаса, мы приехали рано, может и зря, лыжи пробовать все-равно негде. Пару минут разглядываю, чем мажут подготовщики. Бестолковое занятие, лыжи в их руках мелькают туда-сюда, что клали несколько секунд назад неясно. Нахожу «биркибейнер контролёр» – весы коромысло для проверки веса рюкзака. Наконец занимаюсь делом. У меня небольшой перевес – как раз полчашки чая из термоса. Выпью перед самым стартом на дорожку, лишним не будет. Со мной в путь отправятся пара спорт-гелей «Энервит», несколько разных мазей, майка, кроссовки, - полезная вещь, на финише можно будет сразу переобуться, а также термос с чаем, телефон и фотоаппарат, исключительно для веса. Подошло время, наш загон открыт. Кладу лыжи, скромно, на вторую линию. Непринципиально, первый подьем всех расставит по своим местам. Иду смотреть элиту, слышу звук взлетающего неподалеку вертолета – верный признак скорого начала гонки. Телевизионщики всегда снимают старт знаменитостей и большую часть марафона показывают в прямом эфире. Нам остается чуть больше получаса. Пора раздеваться и тащить багаж к грузовикам, стоящим в отдалении. Довольно неудобно. На большинстве гонок мешок с одеждой можно оставлять прямо рядом со стартовым карманом. Норвежцы все свои вещи сдают в рюкзаках и сумках, что тоже непривычно. Обычно организаторы выдают для одежды специальные симпатичные мешки с картинками и этикетками спонсоров – лишний сувенир на память. Здесь удовлетворяюсь большим черным мешком для мусора, выданным мне около грузовика с багажом. Закончив с раздеванием, налегке забегаю в свой загон, теперь здесь многолюдно. Слева, грохоча лыжами по льду, принимает старт четвертая группа. Метров триста ровного поля и на просеку, в лес, на подьем! Сьедаю батончик «Изостар», запиваю запланированным чаем, встаю на лыжи – все! Ждем сигнала. Обьявления на стартовой поляне только по-норвежски, но вижу, настала и наша очередь. Поднимают разделительную ленточку, кто-то что-то сказал в микрофон, все вокруг рванули, ну и я тоже. Вот и начало подьема. Лыжи держат, это обнадеживает. Сил у всех пока достаточно, держусь среди своих. Их легко отличить по наклейкам с номером волны на рюкзаках. Уровень лыжников, а это в основном норвежцы, очень высок. Удержаться в начале своей группы - задача непростая, пока все идет как надо. Вот и первое выполаживание, тут мудро расположился пункт медицинской помощи, вдруг кому-то сразу станет не по себе. А трасса уходит снова вверх, четыре параллельных лыжни в идеальном состоянии, разбить не успели. Двадцать четвертой волне, вероятно, придется грести по рыхлому снегу. Норвежцы очень хорошо ходят классикой, все бегут технично и красиво. Но смотреть по сторонам особо некогда, леденистая трасса наклоняет к самой лыжне. Проскакиваем первый пункт питания, отметка 9 км, со старта набрали 360 метров высоты. Конец первого подьема будет через четыре километра, на высоте 820 метров над уровнем моря. Дома я так долго таращился на схему трассы, что даже запомнил название второго пункта питания - Долфеллет. К нему подхожу в состоянии легкой дурноты на пульсе 170, зная, что дальше идет небольшой спуск и там нужно попытаться отдохнуть. Поросший лесом склон заканчивается одновременно с подьемом. Открывается какой-то особый торжественный северный простор. Лирическому настроению не дает развернуться многокилометровая вереница лыжников, стартовавших впереди, обозначающая путь и уходящая за горизонт. Осознаешь, так сказать, масштаб предстоящих мучений. А то, что их не избежать, подсказывают лыжи, периодически втыкающиеся колодкой в мучнистый, наметенный на лед снежок. По краям трассы стоят десятки перемазывающихся лыжников. Вижу на фоне неба верхушку второго подьема и решаю оставить все как есть, в расчете на хорошее держание на склоне. Проиграв на спуске, стараюсь хорошо отработать второй подьем. Пять километров с постоянным набором высоты. Наверху крепкий ветер, вдоль трассы сидят волонтеры, откопавшие в снегу окопы и накрывшиеся полиэтиленом, чтобы не замерзнуть. В общем, не жарко. Опять начинается серия крутых спусков, на которых мои лыжи включают тормоз. Может и кстати. На трассе валяются сломанные палки, потерянные очки, шапочки, несколько человек угодило в завал. Бог с ним, со временем. Если упадешь – потеряешь больше. А вот далее началось плоскогорье, все в гладких пологих волнах. И здесь нужно катить и катить. Но лыжам этого не обьяснишь. В общем, до начала третьего подьема, несмотря на все усилия, меня обходили легко и много. Одно радовало и успокаивало – обходили «свои», из седьмой волны. Рядом тоже были «свои», мелькали наклейки шестой, пятой и даже четвертой волны. Значит, подьемы я отработал вполне достойно. Но за все приходится платить - внутри организма наметился этакий кризис и я счел разумным немного закусить припасенным в кармане рюкзака «Энервитом». Пришлось сойти с лыжни в сторону, при открывании часть геля выпрыгнуло из пакетика на снег – красиво, кислотно-зеленое пятно на белоснежном скандинавском снеге. Немного подумав, - не пропадать же добру, подобрал кляксу и пустил в дело. Вроде кризис миновал, на все потрачено было около минуты. В этот момент в голове мелькнула несмелая мысль, может подьемы закончились? Знакомая картина – вереница лыжников, уходящая в небо, подсказала ответ – третий подьем впереди. И не сказать, что очень круто, но сил поубавилось, руки еле поднимаются и лыжи уже не держат. В общем, на этом подьеме я представлял довольно жалкое зрелище. Вокруг, как зомби, шевелились из последних сил десятки таких же страдальцев. Отрадно, что с началом серии длинных спусков все понемногу оживали, и я старался по возможности не выпадать из процесса возрождения. Трасса после этого сокрушительного подьема приводили прямо на олимпийский стадион, но маленькие горки на пути к финишу еще попили нашей крови.

Все когда-нибудь заканчивается. Вот он, пятьдесят четвертый километр, долгожданный олимпийский стадион, многочисленные зрители, подбадривающие лыжников. Последняя двухсотметровая садистская петелька с небольшим обледеневшим бугорком выводит на финишную прямую. Толкаясь чугунными руками, на негнущихся деревянных, …березовых, как у настоящего биркибейнера ногах пересекаю линию финиша. Минут пять я не мог сообразить, что делать дальше, видимо кровь из головы ушла в более полезные места. Надписи и указатели только по-норвежски, регламент после финиша тоже не совсем обычный. Вещи и все остальное получаешь в Хаакон холле, а до него нужно добираться на автобусе. Автобусов я в тот момент не наблюдал, стал все делать, глядя на окружающих, а тут и голова подключилась. Получил значок участника, зацепил с прилавка банан, потом вспомнил про рюкзак, майку и кроссовки, притулился сбоку, под ногами снег, вода, но тепло. Переобулся, переоделся. Стало веселее. Попробовал поесть – не пошло. Яблоки взял с собой, наверняка немытые, а мне еще домой два дня ехать. Аппетитная на вид булка пластилиново прилипла к нёбу, еле отодрал, суп не понял – то ли слишком соленый, то ли еще что. Норвежцы, к моему удивлению, дружно налегали на чипсы. Может они, чипсы, какие то особые? Проверять не стал. Толпа незаметно вывела меня к стоянке автобусов. Едем за вещами, дипломами, штампами в WorldLoppet паспорт к знакомому до боли Хаакон холлу. Солнышко светит, норвежские птички чирикают, тепло, ощущение свободы и свалившегося с плеч груза – непростая гонка завершена. Рюкзак за спиной уже не ощущается - совсем прирос. Дипломы печатают оперативно, особенно тем, кто не попал в медальную зону. Каждого из пятнадцати с половиной тысяч финишировавших медалью не наградишь, металла не хватит. Удостаиваются этого только те, чей результат на финише не превышает среднего времени пяти лучших в его возрастной группе более чем на четверть. Судя по длинным очередям за призами, таких в Норвегии предостаточно, средний уровень очень высокий. На «Биркибейнере» сделали мудро – вместо медали дают серебряную рюмку с барельефом на тему спасения принца Хаакона воинами-лыжниками. Вещь полезная и оригинальная. До рюмки я не дотянулся. Норвежские сверстники летают по лыжне как самолеты, мне с моими почти четырьмя часами не хватило 14 минут, чтобы стать счастливым обладателем ценного трофея. Совет тут простой - нужно быстрее двигать конечностями на трассе и лучше шевелить мозгами при смазке лыж, и рюмка будет у вас в кармане. Но возникнут сложности с тем, что в нее наливать. Спиртное крепче пива в Норвегии продают только в специализированных магазинах в рабочие дни в не самые удобные часы. Норвежцы, видимо, отпрашиваются с работы, чтобы купить бутылочку своего фирменного «аквавита», всемирно известной водки, в технологию производства которой входит обязательное пересечение каждой бутылкой экватора на корабле. Стоит, соответственно, как запчасть от ледокола. Так что, придя усталые домой, мы и не помышляли о традиционном банкете с красным сухим вином. Друзья угостили стаканчиком пива, на этом торжественная церемония, посвященная окончанию «Биркибейнера» была завершена. Утром на вокзале Лиллехаммера нас ждал поезд, а в обед в Осло нас ждал самолет. И это хорошо, что они нас дождались, то есть добрались мы без происшествий. Дальше…вот сейчас опять начнется про первые минуты на родной земле, про грязь и беспорядок, …не хотел повторяться, но что поделаешь - никакой чернухи, только факты. После посадки в Москве экипаж любезно попросил нас не торопиться и подождать в самолете до прибытия трапа и автобуса. Самоходные механизмы задерживались. Далее все в том же духе – на месте получения багажа была разлита какая-то густая красная жидкость, наверняка последствия варварских манипуляций с чьим то багажом, пол был раскрашен следами неосторожно влипших граждан. Табло с номером багажного терминала нашего рейса не то чтобы не работало – оно просто отсутствовало, вместо него с потолка живописно свисали два оборванных провода. Унесли в неизвестном направлении. Конечно, я то понимал, что бригада крепких уборщиц уже мчится сюда, весело помахивая швабрами, а пара серьезных электриков, наморщив высокие лбы, наверняка, заканчивает ремонт злополучного табло, но… После этих безобразий никаких сомнений уже быть не могло – мы дома. На этом, к счастью, приметы домашней действительности закончились. Аэроэкспресс и метро бережно донесли нас до родного Казанского вокзала и через час мы угомонились, наконец, на плацкартной полке скорого поезда Москва-Астана. Более привлекательные составы к тому времени уже покинули столицу. Перед тем как заснуть, глядя в пыльный потолок старенького вагона, я с грустью думал, что путь на север подошел к концу, девятый марафон серии WL остался позади, стало быть, и весь проект WorldLoppet из десяти марафонов вышел на финишную прямую.

 


Читайте:


Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Новости восхождений:

News image

Бриансон: проверка перед азиатским турне

31 июля во французском курортном городке Бриансон завершился традиционный 21-й по счету международный турнир по скалолазанию в дисциплине трудность. Среди 62-...

News image

Новый фильм об альпинизме, вероятно, будет претендовать

Недавно в интернете появился трейлер фильма “127 часов” от английского оскароносца Дэнни Бойла, с звездным Джеймсом Франко в главной роли. Специалисты считают...

News image

Джебель Тубкаль становится популярной горой массового а

23 сентября рано утром вершины Джебель Тубкаль, высшей точки Атласских гор достигла большая группа восходителей из Голландии. Восхождение было организовано фо...

More in: Новости альпинизма, Новости ледолазания, Новости скалолазания, Новости ски-альпинизма


В горах Урала:

Район проведения похода Приполярный Урал

News image

Уральские горы - Каменный Пояс, протянувшийся на 2500 км от жарких степей Казахстана до берегов Северного Ледовитого о...

В плену у Пайера

News image

На маленьком табло видеомагнитофона 3:48 утра. Как-будто выспались. Со смутным чувством оглядываюсь вокруг. Дом, тепла...

Южная часть Полярного Урала

News image

Полярным Уралом принято считать отрезок Урала от истоков реки Хулги на юге до горы Константинов Камень на севере. На з...



Снаряжение:

Страховка на скалах

News image

Пожалуй, самой обсуждаемой и вызывающей множество споров, является тема методов альпинистской страховки. Раз за разом, когда поя...

ИЗОМАТЫ ИЗ ПЕНОМАТЕРИАЛОВ С ОТКРЫТЫМИ ПОРАМИ

News image

Самонадувающиеся изоматы Изоматы фирмы «Cascade Designs Ltd». («Therm-a-Rest») Вследствие сравнительно небольшого веса, неб...

Авторизация